Фронтальная атака по ровному полю на обороняющегося в окопе противника.

Это наименее благоприятная с точки зрения атакующего ситуация, но к ней нужно быть готовым поскольку охват и обходы с фланга и тыла не всегда возможны.

Основные моменты, на которые нужно обратить внимание при фронтальной атаке.

1. воспрепятствование противнику вести эффективный огонь

2.порядок сближения с противником

3. штурм позиции противника

4. восстановление организации после захвата позиции противника для отражения контратаки или продолжения наступления.

1. Самое главное для подготовки атаки – это спланировать последовательность действий по воспрепятствованию эффективному огню противника по сближающейся с ним пехоте. Прежде всего - порядок подавления огнем. Начинать движение вперед до подавления огневых средств противника - часто допускаемая ошибка. Например, если час начала атаки определен как Ч+3, а к этому времени противника сколько-нибудь существенно подавить не удалось, продвижение вперед повлечет бесполезную гибель личного состава.

В классических условиях основную задачу по подавлению противника выполняет артиллерия во время артиллерийской подготовки атаки. Она обрушивает свой огонь на позиции противника, в это время пехота может практически беспрепятственно выйти на ближние подступы к траншее противника.

Как правило, артиллерия не может полностью разрушить укрепления противника и уничтожить его живую силу. Однако она эффективно подавляет его, поскольку противнику вести результативный огонь, когда вокруг тебя рвутся снаряды, практически невозможно. Пехоте рекомендуется следовать за разрывами снарядов своей артиллерии.

Но нужно понимать, что полностью сблизиться с траншеей противника артиллерия не позволяет. Даже при правильной наводке снаряды попадают не строго в точку прицеливания. Снаряды артиллерии, как и пули, подчинены закону рассеивания. На местности точки попадания образуют вытянутый в направлении стрельбы эллипс, называемый эллипсом рассеивания. Размеры этого эллипса различные для каждого типа орудия и зависят от многих факторов, в том числе от дальности стрельбы. Можно принять, что средний эллипс рассеивания от 100 до 250 метров в длину и от 3 до 30 метров в ширину. Кроме того, возможны ошибки в наводке орудия. Поэтому приближаться ближе чем на 300 – 400 метров к обстреливаемой своей артиллерией траншее противника опасно. Возникает большой риск попасть под огонь своей же артиллерии.

Таким образом, существует некоторый предел сближения с противником под прикрытием артиллерии. Когда своя пехота подойдет на указанное расстояние к позициям противника, артиллерия вынуждена будет перенести огонь дальше вглубь позиций противника.



Указанных 300 – 400 метров вполне достаточно противнику, чтобы восстановить свою систему огня и начать расстреливать штурмующую его пехоту. Обычно для этого обороняющиеся, укрываясь в блиндажах и нишах, оставляют пару-тройку пулеметчиков в таких участках траншей или на выносных позициях, которые, как правило, не обстреливаются при артподготовке. При прекращении артподготовки эти пулеметчики начинают вести огонь, даже если не видят атакующих. Под их прикрытием занимают позиции другие солдаты обороняющейся стороны.

Для продолжения подавления артиллерией можно обстрелять позиции противника дымовыми снарядами, что позволит пехоте еще больше сблизиться с противником. Но такое подавление может помешать штурму позиций.

Иногда при отсутствии иных вариантов подавления пехота может быть заведена в опасную зону своего артогня из того соображения, что лучше потери нескольких солдат от одного – двух разрывов своей артиллерии, чем полностью выкошенное пулеметами противника подразделение.

С момента прекращения артобстрела атакуемых позиций противника подавление должно осуществляться иными средствами. В этот момент хорошую поддержку может оказать та же артиллерия или танковые пушки, орудия боевых машин пехоты, стреляющие прямой наводкой, то есть расположенные так близко к цели, что их снаряды «не могут» промахнуться, попасть мимо цели, на дистанции когда законом рассеивания можно практически пренебречь.

Желательно, чтобы продвижение пехоты сопровождалось перемещением артиллерии, стреляющей прямой наводкой. Такое перемещение осуществляется обычно перекатами и называется поддержкой «колесами».

Чтобы повысить эффективность поддержки колесами, целесообразно на каждое орудие выделить по отдельному наблюдателю, указывающему на первоочередные цели. Дело в том, что расчет орудия, занятый стрельбой, забывает вести наблюдение и нередко неправильно определяет приоритетность целей. Кроме того, руководить огнем сопровождающих пушек, перемещаясь по простреливаемому полю, практически невозможно. Правда, нужно не забыть выдать наблюдателю беруши или шлемофоны, чтобы звуки выстрелов не привели его к шоковому состоянию. Иногда рекомендуют для снижения воздействия звуков выстрелов на наблюдателя находиться впереди линии орудий с открытым ртом, но это не всегда помогает.



Пехота может двигаться на расстоянии 70-100 метров от разрывов снарядов, когда орудия бьют прямой наводкой. Когда же атакующая пехота закроет собой позиции противника, то пушки прямой наводки могут для поддержания эффекта подавления продолжить стрельбу холостыми, так у противника создастся впечатление, что огонь по нему все еще ведется. Однако эффективной артиллерийской поддержке атаки есть предел.

На конечном этапе пехота должна своим огнем самостоятельно подавлять противника. Подавление может осуществляться либо огнем пулеметов, установленных на станки (в том числе стреляющих с закрытых позиций), огнем пулеметов, установленных на бронетехнике, огнем из подствольных гранатометов, либо прицельным огнем из снайперских винтовок и автоматов, огнем автоматических гранатометов либо концентрированным огнем ручных пулеметов и автоматов по одному участку.

Для подавления противника можно использовать следующую хитрость. Магазины автоматов и пулеметные ленты снаряжаются трассирующими патронами в соотношении 1 обычный патрон к 3 трассирующим. Трассирующие патроны обладают, по сравнению с обычными, меньшей убойной силой из-за потери веса в полете, но большим психологическим воздействием. Будучи использованной неожиданно, лавина трассирующих пуль может создать впечатление атаки крупными силами и пригвоздить противника к земле.

Бегущий (перебегающий) пехотинец практически не в состоянии вести сколько-нибудь прицельный огонь. Даже залегшему солдату трудно бывает вести прицельный огонь. От бега с нагрузкой и в состоянии страха давление крови увеличивается, частота сердцебиений возрастает, мышцы устают, непроизвольно сокращаются, происходит отток крови к мышцам, а в результате автомат буквально «пляшет» в руках. При беге ко всем этим факторам прибавляется еще влияние неровностей местности, а также механика бега. Одним словом, пули просто разлетаются хаотично во все стороны, практически не причиняя врагу урона (кроме, пожалуй, психического воздействия). Поэтому обязанности по подавлению возлагаются на солдат, занявших удобную для ведения огня позицию. Соблюдается принцип «один прикрывает огнем – другой бежит».

Нужно отметить, что в традиционной советской тактике подавление на последнем этапе осуществляется автоматическим огнем сосредоточенной на узком участке массы пехоты.

Итак, план атаки должен предусматривать подавление огня противника на всех этапах сближения пехоты с позициями противника. Задача по подавлению должна как бы перетекать от одного вида вооружения к другому. При прекращении огня одним оружием, другие должны его усилить. Эффективно, если артиллерия, стреляющая прямой наводкой, откроет огонь сразу после прекращения огня артиллерией стреляющей с больших дистанций. Так противник в укрытиях не сможет определить, что закончилась артподготовка, что даст возможность сильно сблизиться с его окопами. Если при передвижении вперед пехота будет выходить из зоны эффективного огня средств поддержки, то заблаговременно следует определить, как эти средства поддержки будут осуществлять перемещение для возобновления своего воздействия на противника. Для этого обычно используется движение в группах перекатами, чтобы огонь средств поддержки велся непрерывно.

Разумеется, почти все, что сказано про подавление огнем так же относится и к другим способам воспрепятствования результативному огню противника, изложенным выше.

Что же делать пехоте, если нет возможности сблизиться с противником под прикрытием артобстрела своей артиллерии, нет орудий на прямой наводке? К сожалению, такое возможно: артиллерийскую подготовку могут провести для галочки и не позволить пехоте сближаться в это время с противником, боясь случайных потерь от своего огня. На прямую наводку артиллерию и танки откажутся выводить, беспокоясь за целость прицельных приспособлений.

Другой причиной отсутствия артиллерийской поддержки атаки пехоты является следование принципу «одной большой артподготовки». Считается, что задача артиллерии - мощным массированным ударом артиллерии уничтожить основную часть обороны противника, а мелкие очаги сопротивления – это уже задача пехоты, и только ее. Зачем организовывать огонь артиллерии против одной пулеметной точки, если взвод пехоты прекрасно сможет справиться с ней самостоятельно?! При этом совершенно не учитывают то, что «маленькие препятствия» создают пехоте очень большие проблемы. Они задерживают ее продвижение и наносят урон живой силе. Иногда, «одна большая артподготовка» может быть даже вредна для атакующих – она уведомит противника о готовящемся броске и даст возможность ему сгруппировать свои силы на участке удара, кроме того малорезультативная артподготовка воодушевляет солдат противника по принципу «если смогли пережить такой шквал огня, то против пехотного огня точно устоим».

При использовании слуховых аппаратов либо в условиях хорошей слышимости – ночью – команды, отдаваемые криком при подготовке орудий к стрельбе, хорошо слышны противнику, и у него достаточно времени, чтобы укрыться.

Другим демаскирующим признаком готовящейся атаки является пристрелка орудий. Необходимо, чтобы противник не мог отличить пристрелку от беспокоящего огня. Для этого лишь один из трех выпускаемых снарядов действительно направляется на пристрелку, другие два - один туда, другой - сюда.

В каждом случае нужно решать, что важнее - соблюдение внезапности атаки пехоты или артподготовка.

В качестве небольшого отступления здесь следует осветить вопрос о наступлении по принципу «пушка завоевывает, пехота занимает». Суть этого способа заключается в том, что все огневые задачи возлагаются на артиллерию и танки, а пехота только «проверяет», все ли уничтожено. Если после артобстрела пехоту встречает огонь противника, она, не пытаясь продвигаться дальше, отходит, и огневой налет проводится снова, и так до тех пор пока позиции не будут заняты.

В качестве примера можно привести так называемую «танковую карусель». Карусель работает следующим образом. Один танк из-за укрытия расстреливает весь свой боекомплект по противнику. Как только он опустошает боекомплект, он отъезжает в тыл за боеприпасами, а на его место сразу же заезжает другой танк и начинает вести огонь. Пока он ведет огонь, другой загружается боеприпасами. В результате создается непрерывный огонь, который может поддерживаться относительно долго. Такой огонь может полностью обрушить занятое противником здание, полностью срыть ДЗОТы противника и т.д. Этот способ может успешно применяться для прогрызания обороны противника. Но нужно помнить о его ограничениях и применять там, где он действительно необходим. Главный его недостаток – он позволяет противнику отводить войска. Низкие потери своих войск «компенсируются» низкими потерями противника. Враг «выдавливается» со своих позиций, но не уничтожается. Необходимо принимать во внимание также фактор времени, расход боеприпасов и возможности противотанкового и контрбатарейного огня противника.

Другими «естественными» причинами, по которым пехота останется без поддержки ее атаки со стороны артиллерии и танков, является контрбатарейный и противотанковый огонь противника либо недоступная для соответствующих войск местность.

В любом случае у пехоты должен быть план по осуществлению подавления своими силами. Средства пехоты, которые могут быть использованы для подавления, уже описаны выше.

Следует остановиться на роли установленных на станки пулеметов и пулеметов на бронетехнике. По существу этот вид оружия в какой-то степени может выполнить артиллерийские функции, поскольку с ним возможна результативная стрельба на больших дальностях - до 1,5 км. Для таких пулеметов эллипс рассеивания может быть до 35 метров в длину и до 1 метра в ширину. Для ведения огня на подавление можно в порядках наступающих оставлять интервалы для ведения огня через них. Интервалы должны быть «привязаны» к хорошо видимым ориентирам. При отсутствии этого условия огонь вести нельзя, так как интервалы, установленные перед началом атаки, будут нарушены. Особенно эффективным является использование пулеметов, вынесенных на фланги. Если имеется возможность расположить станковый пулемет на фланге, стреляющий почти параллельно линии наступающих, то он сможет прикрывать сближение пехоты с противником практически до самого окопа противника. Разумеется, фланговое расположение артиллерии также уменьшает расстояние на которое пехота может подойти, прикрываясь ее огнем, к окопу противника.

В качестве средства воспрепятствования эффективному огню для атаки при позиционной войне пытались использовать небольшие индивидуальные щитки, толкаемые вперед ползущим пехотинцем. Их недостаток – заметность. Противник хорошо видит, где находится атакующий. Если обороняющийся не может поразить его навесным огнем, то ожидает момента, когда атакующий вынужден будет выскочить из-за щитка для атаки или выглянет, чтобы сориентироваться на местности (через прорези в щитке местность впереди плохо просматривается).

Главным для пехоты остается проблема преодоления «последних метров» перед окопом противника. Это зона наибольшей эффективности огня обороняющегося и зона невозможности (в большинстве ситуаций) подавления противника нашей артиллерией. Вопрос о ее преодолении будет рассмотрен ниже, но одно помнить нужно: и на последних метрах подавление огня противника должно иметь место.

Для оттачивания взаимодействия перед атакой следует сделать минимакет местности из песка, веточек и веревок и наглядно на макете показать последовательность действий, а при наличии времени осуществить и несколько прогонов операции «всухую» как на макете, так и на каком-нибудь участке местности. Сначала прогон «всухую» на местности нужно осуществить в уменьшенном масштабе, например, на одной поляне, чтобы солдаты, которые будут принимать участие в бою, видели, что будут делать остальные. Затем, при наличии времени и возможности, следует осуществить прогон в реальном масштабе. При выполнении особенно тяжелых заданий, следует готовить аналоги позиций противника и отрабатывать атаку на них. В условиях ограниченного времени можно проводить прогоны «всухую» на картах.

Переходим ко второму моменту, на который нужно обратить внимание при фронтальной атаке.

2. Организация сближения с противником является также одной из важнейших задач атакующего.

В настоящем разделе не рассматривается перемещение войск вне контакта с противником, а только сближение, осуществляемое после входа в зону поражения дальним огнем противника. Разумеется используемые способы передвижения диктуются местностью, а также силами и средствами противника. Но в общем нужно знать несколько простых правил.

Сближение с противником на поле боя осуществляется либо с укрытием броней либо без него. Первый случай охватывает передвижение В бронетехнике либо пешком ЗА бронетехникой.

Что касается использования брони, нужно знать, что передвижение внутри облегчает физическую нагрузку на солдата, так как ему нужно меньше идти нагруженным боекомплектом и вооружением. Перемещение внутри бронетехники защищает от осколков снарядов и минометных мин, а также от огня стрелкового оружия в лоб (фронтального по отношению к машине) и маломощного стрелкового оружия в бок машины.

Но нужно помнить, что противотанковые средства - противотанковые управляемые ракеты, ручные противотанковые гранатометы, мины, основанные на действии кумулятивного, «прожигающего броню» боеприпаса, либо фугасном действии – при поражении бронетехники уничтожает все, что находится внутри. Сказывается эффект замкнутого пространства. Если броня входит в зону поражения противотанковых кумулятивных боеприпасов противника, то находиться внутри бронетехники опасней, чем снаружи. Кроме того, боковая броня боевых машин пехоты и бронетранспортеров не выдерживает не только огня крупнокалиберных пулеметов, но и даже огня обычных ротных пулеметов и снайперских винтовок при стрельбе бронебойными патронами с близких дистанций.

Бронированная техника может притягивать огонь как ясная и заметная цель. Бронетехнике в такой обстановке приходится действовать «по пехотному» - перебежками, точнее переездами от укрытия к укрытию (стараясь не появляться впереди укрытия, а дав задний ход, объехать его сбоку в неожиданном для противника направлении), поддерживая огнем установленных на ней пулеметов и орудий идущую ВПЕРЕДИ нее пехоту.

Правда, огонь поверх голов сильно психологически воздействует на своих же солдат, заставляя их прижиматься к земле. Кроме того, если снаряд бракован либо орудие сильно разогрелось от стрельбы, то возможно сильное уменьшение дальности стрельбы и как результат поражение своих же солдат. Лучше если стрельба идет в промежутки между подразделениями пехоты, но это не всегда возможно.

На броню за башню можно поместить пулеметчика, чтобы тот вел огонь вправо или влево, только нужно предусмотреть для него средства защиты слуха: выстрелы из пушки или крупнокалиберного пулемета оглушительны.

Бронетехнику следует рассматривать как подвижные огневые точки, а не как средство передвижения в бою. В настоящее время, она лишь доставляет пехоту до поля боя, но пехота ведет бой вне бронетехники. Закрепленные в советских уставах положения об атаках пехоты, находящейся внутри бронетехники, отражают ситуацию второй мировой войны, когда недостаточное количество противотанковых средств позволяло атаковать, не вылезая из бронетранспортера.

Все это не означает, что в некоторых тактических ситуациях при отсутствии у противника эффективных противотанковых средств, его ошеломленности вследствие внезапности, а также иной невозможности ведения эффективного огня по бронетехнике нельзя использовать передвижение и ведение огня из бронетехники. То или иное решение зависит от боевой ситуации.

Что касается движения пешком за бронетехникой – в общем случае это более безопасно способ. Однако, нужно помнить, что при поражении танка, за прикрытием которого следует пехота, она, как правило, гибнет от взрыва боекомплекта танка. Огонь противника по танку, не пробивающий его броню, также представляет угрозу для идущей пехоты, поскольку направление разлета осколков и рикошетов может быть разным. Кроме того, следуя за бронетехникой, нельзя преодолеть всего расстояния до противника. В какой-то момент бронетехника может быть вынуждена встать, и в момент выбегания из-за брони атакующие пехотинцы будут представлять собой хорошую мишень. Также нужно учитывать, что от огня противника прикрыта только одна сторона машины и возможно поражение пехоты огнем, который ведется поверх бронетехники - минометами, гранатами подствольных гранатометов, а также поражение фланговым огнем. Скученность пехоты за броней может привлечь противника и заставить его попытаться сконцентрировать свои усилия на уничтожении именно идущей за броней пехоты.

Здесь нужно перейти к вопросу о порядках сближающейся с противником пехоты.

Общее правило заключается в том, что чем ближе к противнику, тем меньше должны быть группы солдат и более разреженными и развернутыми по фронту (по сравнению с походной колонной) должны быть их построения. Причина этого правила очевидна – чем меньше цель, чем шире она, тем труднее ее поразить огнем и тем бесполезнее по ней стрелять. Разумеется, развернутыми построениями сложнее управлять, но необходимость снижения потерь от огня противника требует осуществлять развертывание. Повременить с ним можно, если требуется обеспечить огонь средств поддержки через порядки своих войск. Но сохранение колонного порядка при наступлении опасно созданием условий для уничтожения всей колонны пехоты фронтальным огнем из стрелкового оружия. Для пулеметчика противника, смотрящего фронтально на колонну, она будет являться большим скоплением людей вокруг одной точки пространства, поскольку расстояния между солдатами в колонне для пули не имеют значения.

Итак, пехота развертывается из батальонных колонн в ротные и из ротных во взводные и в конечном счет выстраивается в одну или две линии, иначе именуемыми эшелонами или волнами.

Советские уставы базируются на одноэшелонном построении. Это имеет свое обоснование, но не должно рассматриваться как единственно возможное решение. В общем-то все формы построений можно свести к трем: построение равносильными эшелонами, построение по принципу «передний эшелон слабее, следующий сильнее» либо «передний эшелон сильнее, задний слабее».

Разумеется на высоких уровнях организации - батальон, полк, дивизия -возможны и глубокоэшелонированные построения, но на уровне взвода и роты более чем о двухэшелонном построении говорить не приходится.

Преимуществом одноэшелонного построения является сила огня – все средства, имеющиеся у подразделения в наличии, могут быть использованы для нанесения поражения противнику, кроме того, практика показывает, что второй эшелон во многих моментах боя фактически не участвует из-за невозможности стрелять через первый эшелон, причем из-за дальнодействия огня противника передвигается он с теми же трудностями, скоростью и потерями, что и первый эшелон. Получается, что построить подразделение в два эшелона – это все равно что заранее ослабить себя вполовину.

Но это верно лишь для тактики удара фронтом всего эшелона, в частности, по советской тактике, что не является единственно возможным решением тактической задачи по фронтальной атаке позиций противника. Об этом - чуть ниже.

Основной смысл двухэшелонного построения по принципу «передний эшелон сильнее, следующий слабее» заключается в наличии некоторой глубины построения на случай фронтальной или фланговой контратаки противника, осуществления вспомогательных боевых задач: боепитания, выноса раненых и др., а также в наличии некоторого резерва для восполнения потерь переднего эшелона.

Построение «передний эшелон слабее, задний сильнее» используется для того, чтобы первый эшелон выполнил функцию доразведки, вызывая огонь противника, и для уменьшения общих потерь подразделения, то есть сохранения основных сил подразделения для дальнейших действий.

Построения могут быть в виде линии, ряда линий - «волн», в виде клина, «обратного» клина, направленного в противоположную от наступления сторону, ромба, квадрата, креста, возможно передвижение «косой» линии, линия может иметь уступ вправо или влево. Для оценки преимуществ и недостатков различных построений нужно помнить следующее правило: «чем шире построение – тем больше огня по фронту, но тем хуже управляемость и меньше скорость».

Что касается методики перемещения развернутой по полю боя пехоты, то она базируется на следующих правилах. Как уже указывалось выше, должно соблюдаться правило: если эффективное подавление огня противника не осуществляется другими видами вооружения, то сама пехота должна подавить.

Для этого выделяется группа, которая осуществляет подавление, «группа поддержки» или «огневая группа», для того чтобы другая группа, «мобильная группа», могла перемещаться по принципу «один прикрывает – другой бежит». Этот способ напоминает ходьбу: одна нога при ходьбе всегда находится на земле и поддерживает другую, перемещающуюся ногу. Поэтому этот метод иногда называют «методом одной ноги на земле».

Выглядит это следующим образом. Сначала группа поддержки открывает огонь и подавляет эффективный огонь противника, затем другая группа начинает движение и продвигается на некоторое расстояние, после чего она останавливается, и роли групп меняются. Вторая группа открывает огонь и под ее прикрытием подтягивается первая группа. Затем цикл повторяется вновь.

В принципе, наступающие пехотинцы во время сближения на дальних дистанциях могли бы и не вести огонь из легкого стрелкового оружия, поскольку он на больших и средних дальностях не эффективен. Имеются рекомендации более сосредотачиваться на осуществлении сближения правильным образом, чем отвлекаться на ведение бесполезного огня. Однако, психологически это очень тяжело. Наступающий солдат чувствует себя в большей безопасности, когда стреляет, да и обороняющийся чувствует давление атакующих, когда по нему ведут огонь. Поэтому нередко приходится вести огонь в течении всего периода сближения.

Если во время боя нужно совершить передвижение вбок, то лучше отползти на некоторое расстояние назад за укрытие (где можно перезарядить оружие и выполнить иные подготовительные действия), чтобы прикрыть передвижение вдоль фронта, а затем выйти к новой точке из глубины.

С точки зрения расположения групп в пространстве возможны варианты. Либо одна группа все время лидирует, а другая подтягивается – «метод приставного шага» либо сначала одна группа вырывается вперед, затем - другая - «метод обычного шага». Второй метод ставит участников обеих групп в равнорисковые условия, и поэтому он более справедлив. Первый метод считается более правильным, поскольку лидирующая группа в момент остановки, пока подтягивается другая группа, успевает осматривать местность впереди себя и соответственно лучше готовится к совершению следующего передвижения.

В принципе возможно использовать две или больше огневых групп для обеспечения движения одной маневренной группы, но нужно помнить о соблазне заменить маневр огнем и перейти на чисто огневой бой, что чревато срывом атаки.

Размеры групп могут быть разными. Сначала это могут быть взводы. Один взвод прикрывает – другой бежит. По мере продвижения к противнику размеры групп уменьшаются. Сначала - до отделений, затем - до боевых групп внутри отделений («двоек», «троек» солдат), а потом и до единичных солдат внутри боевых групп.

Порядок перемещения в двойках методом «одна нога на земле» самоочевиден. Нужно лишь отметить, что при работе в «двойке» солдат, который открывает огонь, должен криком, например, «держу» или «крою», или другим способом сообщать о готовности прикрыть огнем перемещение напарника. Это необходимо делать поскольку не всегда даже внутри «двойки» может поддерживаться визуальный контакт, а в грохоте боя не всегда возможно отличить огонь своего напарника от огня другого солдата.

Частой ошибкой является сообщение напарнику о готовности прикрывать сразу после окончания перемещения до занятия стрелковой позиции. В результате напарник прекращает свой огонь до того, как второй член «двойки» начнет его вести, поскольку для занятия удобной позиции для ведения огня требуется некоторое время. Способом борьбы с этой ошибкой является включение в практику следующего приема. Солдат сначала должен сделать один выстрел (очередь) и лишь затем сообщить о своей готовности прикрывать напарнику. То есть перемещение разбивается на фазы: фаза ведения огня одним солдатом сменяется фазой ведения огня обоими солдатами.

Организация перемещения в «тройках» немного иная. Здесь возможны варианты. Либо «тройка» просто разбивается на две подгруппы, состоящие из двух и одного солдата, и они работают так же, как работают в «двойке», - одна группа бежит – другая прикрывает. Либо применяется последовательное передвижение: двое стреляют – один бежит, причем без строгой последовательности - кто после кого вскакивает и меняет позицию. Противник не должен иметь возможности предугадать, кто из членов «тройки» будет перемещаться следующим.

Более сложным вариантом организации перемещения в тройках является следующий способ: один солдат вскакивает и начинает перемещение, проделывает половину пути, в этот момент вскакивает другой солдат и начинает перемещение, в этот момент первый солдат уже залег и открывает огонь, а третий все еще ведет огонь со своей первоначальной позиции. Как только второй солдат проделывает половину пути, вскакивает третий солдат. После того, как второй солдат достигает намеченной им точки и залегает, вскакивает первый солдат и так далее. При этом способе два солдата бегут, а один стреляет, причем между перемещающимися солдатами сохраняется полхода. Конечно, этот метод наиболее сложен, здесь наибольшая вероятность «сбиться с ритма». Он требует большой слаженности внутри «тройки».

Каждый из методов имеет свои положительные и отрицательные стороны. Первый - наиболее простой и поэтому бессбойный способ, его можно использовать для передвижения солдат, обслуживающих один вид оружия, скажем пулеметчик и его подносчик боеприпасов, но при его исполнении возникает момент, когда один прикрывает двоих. Второй способ с точки зрения прикрытия лучше, так как в любой момент времени двое прикрывают передвижения одного, но он самый медленный из трех. Третий способ самый быстрый, но страдает прикрытие.

При действиях в группах можно заранее установить, кто стреляет одиночными выстрелами, а кто ведет огонь очередями. Так можно добиться ведения прицельного огня хотя бы частью солдат, при «успокаивающем» действии на них огня очередями.

Для передвижения в «двойках» и «тройках» не следует жестко привязываться к системе заранее установленных групп и номеров внутри боевых групп. В непредсказуемой обстановке боя любой, оказавшийся рядом, может стать членом боевой группы.

При прочих равных использование «троек» лучше, так как вытаскивать раненого вдвоем легче, а если это происходит под огнем, то один сможет осуществлять прикрытие, а другой перетаскивание раненого. Кроме того, использование «троек» позволяет объединять в одной группе ветеранов, солдат среднего срока службы и новичков.

При перемещениях перекатами не обязательно, чтобы сразу после совершения перебежки одним солдатом, начинал перебегать другой. По обстановке возможна и следующая техника. Один солдат под прикрытием другого (других ) преодолевает 50-100 метров тремя-четырьмя перебежками, окапывается, начинает стрелять, и только после этого начинает движение следующий солдат. Возможно, что весь состав отделения или даже взвода на очередной рубеж будет выводиться таким образом по одному. В этом случае рекомендуется первым направлять на очередной рубеж наиболее подготовленного и физически развитого солдата в группе, а последними выводятся пулеметчики, связисты, снайперы и командиры.

Если сближение осуществляется в медленном темпе, то солдаты, поддерживающие огнем передвижение других, должны вести поддерживающий огонь бессистемно, меняя боевые позиции, однако помня, что при смене позиции плотность огня всего подразделения падает.

Здесь следует остановиться на причине, по которой в советской тактике предпочтение отдавалось более примитивному способу, а именно передвижению бегом всей массы пехоты. Дело в том, что солдат под огнем может просто от страха не оторваться от земли после очередного перемещения. Заляжет один – заляжет и другой. Если подразделение заляжет, противник своим минометным огнем может выгнать его на свои пулеметы, не дав отойти обратно. В случае, если при передвижении перекатами солдаты залягут, то командиру ничего другого не останется, как поднимать людей в полный рост и бежать на позицию противника. Залегшую под огнем пехоту командиру поднять в атаку очень трудно. Поэтому при использовании передвижения «двойками» и «тройками» следует реалистично оценивать настроения и подготовку солдат. Кроме того, этот способ намного медленнее, чем бег. Попытка воевать «умнее» может обернуться срывом атаки.

При организации сближения нужно помнить, что ротный пулемет в силу большей практической скорострельности и способности вести интенсивный огонь имеет и большую долю огневой силы подразделения. Поэтому иногда говорят, что не пулемет поддерживает автоматчиков, а автоматчики пулемет. Причем в зависимости от выбранного «акцента» в действиях меняется их тактика. В одном случае передвижение подразделения видится как сближение автоматчиков с противником при поддержке пулемета, другое дело, если бой видится как перемещение пулемета по полю боя при поддержке автоматчиков. Например, меняется момент развертывания подразделения по фронту. При главенстве пулемета развертывание по фронту нужно производить, как можно позднее, чтобы не мешать пулемету вести огонь в промежутки между своими войсками.

Очень распространенная ошибка при приближении к позициям противника, - скучивание. Это предоставляет врагу цели для сосредоточенного огня, повышая тем самым эффективность его обороны. Дистанция между солдатами должна поддерживаться все время. Дистанция определяется тактической обстановкой, чем больше - тем лучше, в рамках разумного, конечно.

Для борьбы со скучиванием нужно перед началом движения каждому солдату назначить для себя удаленную точку, в которую как бы осуществляется движение. Эта точка должна отстоять от пункта, в который направленно движение всей группы, настолько, насколько сам солдат находится в стороне от солдата, занимающего центральное положение и двигающегося в пункт назначения всей группы. Например, ориентир для движения всего подразделения - отдельно стоящее дерево. Один из солдат движется прямо на дерево. Другие мысленно откладывают от этого дерева отрезок, равный расстоянию от них до этого солдата, и находят на местности точку, совпадающую с концом этого отрезка. В направлении на эту точку они и двигаются.

С другой стороны, в случае выбивания огнем части атакующей цепи для сохранения ударной силы подразделения, нужно прижиматься к центру, даже если фланги будут незанятыми, то есть сохранять атакующую единицу.

Вообще численность малых боевых групп следует поддерживать на уровне установленной для них численности, даже если это означает уменьшение общего количества таких боевых групп.

Расстояние, преодолеваемое за одно перемещение, и его время зависит от нижеуказанных факторов.

Прежде всего - это наличие укрытий. Даже на самой ровной местности имеются небольшие неровности, возвышения и впадины, а во время боя появятся воронки. Ими можно воспользоваться при передвижении.

Наилучший принцип перемещения - передвижение от укрытия к укрытию. Солдату рекомендуется перед переходом в атаку мысленно проделать путь, который ему придется преодолеть при сближении с противником. Как бы выложить на поле мысленную дорожку, разметив на ней места остановок для передышки. Если весь путь разметить так невозможно, то предварительно мысленно спланировать пути нужно хотя бы ближайшие несколько перебежек.

Падать лучше не за укрытие, а рядом с ним и затем заползать за него, либо перед совершением перебежки отползать от укрытия. Лучше делать и то, и другое.

Вместо переползания можно использовать перекатывание, но при перекатывании велика вероятность задрать ствол или согнуть ногу в колене и тем самым демаскировать себя. Отползать при прочих равных условиях нужно вправо от себя, поскольку при стрельбе из автоматического оружия очередями выстрелы уходят влево-вверх от того, по кому стреляют.

Покидать укрытие нужно другим путем, по сравнению с тем, как укрытие было занято.

Впрочем, если высота растительного покрова невелика или какой-то участок местности не имеет укрытий от пуль, укрыт только от наблюдения или позиция противника уже очень близка, следует замирать после падения и особенно избегать движений головой, которые хорошо заметны. Все это делается для того, чтобы враг не мог определить: откуда начнет движение пехотинец, а соответственно не мог бы заранее навести в эту точку свое оружие.

Лучше, если место для падения будет совпадать по окраске с цветом обмундирования. После падения и отползания следует посмотреть назад, чтобы убедиться, что фон, на котором противник может видеть солдата не демаскирует последнего.

Падать нужно без остановки, приседая на корточки или на колени, чтобы уменьшить инерцию движения и удар о землю. Для погашения инерции движения делается прыжок, с приземлением на полусогнутые ноги.

Вставать можно, не только используя силу рук, но и инерцию переката через спину.

При неопределенности обстановки можно обрабатывать огнем позицию, на которую планируется переместиться следующей перебежкой. Огонь следует открывать, только осмотревшись, дело в том, что через несколько выстрелов или очередей противник обнаружит место, откуда ведется огонь, и нужно будет перебегать вновь.

Если по каким-либо причинам отдана команда остановиться, то не следует полностью прекращать движение в том месте, где застало такое распоряжение, а нужно занять ближайшее укрытие, удобное для возможного ведения огня и дальнейшего передвижения.

Использовать принцип «от укрытия к укрытию» нужно в разумных пределах. Не следует его использовать при неожиданном попадании под огонь противника. В такой ситуации и 10 метров пробежать не получится. Нужно сразу падать.

Не следует пользоваться слишком очевидными укрытиями. Свойство таких укрытий «притягивать» солдат противника известно. Враг может хорошо пристрелять их, и (вместо защиты) они станут ловушкой. Небольшие и очевидные укрытия называют «гнездами для вражеских снарядов».

Противник может специально оборудовать таковые, чтобы заманить и уничтожить в них атакующих. Например, враг может выкопать целые линии траншей с нормальным бруствером со стороны атакующих и срытым бруствером со стороны своей оборонительной позиции. Пехота, захватив такую траншею, методично расстреливалась противником либо (при близком расположении второй траншеи) забрасывалась гранатами: ведь у атакующего запас гранат ограничен переносимым запасом, а обороняющийся может создать заблаговременно их большой запас.

Более простой вариант той же уловки - насыпать кучки земли и «насадить» кусты на строго определенном от своих позиций расстоянии. Уничтожение атакующих намного облегчается в связи с известностью расстояний и местоположений атакующих.

Наконец, при достаточном сближении с противником укрытий от огня, как правило, не остается и приходится использовать сверхкороткие перебежки в качестве средства, затрудняющего прицеливание противнику.

Если до следующего укрытия далеко, то вступает в силу другой фактор – время, которое требуется для преодоления открытого участка. Если расстояние , а следовательно и время на перебежку, значительно, то противник сможет начать и, главное, скорректировать свой прицельный огонь по передвигающемуся солдату.

Время, затрачиваемое солдатом на перемещение, зависит от плотности и эффективности огня противника. Чем сильнее огонь противника – тем оно должно быть меньше. Как правило, с приближением к позиции противника, его огонь становиться сильнее и эффективнее. Поэтому чем ближе к врагу, тем короче и быстрее должно быть перемещение. Если на дистанции 700-800 метров длина перемещения может быть 40-50 шагов (преодолеваемые за 30 секунд), на расстоянии 400-500 метров - 15-20 шагов, то близко от врага или под его интенсивным огнем оно должно составлять 5 шагов.

Считается, что за 3 секунды, требующиеся для короткой перебежки, противник не успеет сделать прицельный выстрел. Среднему солдату на производство прицельного выстрела требуется около 5 секунд. Для запоминания длины этой короткой дистанции используется выражение «[я] встал – он – меня – увидел – вниз». На каждое слово делается шаг.

Если противник ведет прицельный огонь, то нужно перемещаться, не давая ему пристреляться. В такой ситуации просто упасть на ровном месте означает сделать из себя мишень и погибнуть.

Наглядным упражнением, позволяющим обучающимся солдатам почувствовать разумную дальность перемещения, является учебная атака одной группы солдат на другую. При этом «обороняющиеся» должны за время перемещения «атакующих» успеть в них прицелиться. Затем роли меняются.

Для верного выбора расстояния для перемещения надо учесть наличие укрытий и «просчитать» время пребывания открытым огню противника. Если следующее укрытие расположено слишком далеко, то не следует во что бы то ни стало добежать до него за одну перебежку. Это может стоить жизни.

Использование перебежек небесполезно даже на ровной местности. Даже относительно низкая растительность может предоставить укрытие от наблюдения противника и соответственно затруднит ему прицеливание. Положение лежа - самое устойчивое для стрельбы, поэтому улучшается результативность стрельбы на подавление противника. Кроме того, действует и чисто психологический фактор. Враг видит, что то в одном, то в другом месте появляется атакующий его противник. А поскольку все обмундированы одинаково, то определить, сколько атакующих, затруднительно. И со страха, количество атакующих, по сравнению с реальным, увеличивается. К тому же обороняющемуся трудно отслеживать результативность своего огня, поскольку атакующие постоянно то падают, то поднимаются.

По общему правилу, предпочтение следует отдавать все же передвижению за укрытие, но конкретная ситуация должна диктовать окончательное решение.

Если артиллерия противника открыла огонь, обстреливаемую зону нужно преодолеть одной длинной перебежкой как можно быстрее. Перебежку следует делать на ширину артиллерийской «вилки» (50-100 метров).

Без укрытия броней передвижение осуществляется либо бегом и шагом в полный рост или пригнувшись, перебежками и переползаниями (боком, на получетвереньках, по-пластунски, ничком). Здесь действует правило: чем интенсивнее огонь, чем ближе к врагу, тем ниже нужно быть. Но не надо увлекаться переползанием. Оно может, на первый взгляд, показаться наиболее безопасным из всех способов перемещения. Но это далеко не всегда так. Переползание крайне изматывает солдата, к тому же - это очень медленный способ передвижения. Его лучше не использовать при передвижении к другому укрытию, поскольку время нахождение на неприкрытом от огня противника пространстве удлиняется. И у противника появляется время, чтобы буквально перекопать своим огнем обращенный к нему передний склон покинутого солдатом укрытия, место, где солдат будет ползти. Таким образом, вероятность поражения возрастает.

При переползании по траве нужно помнить, что за проползшим остается хорошо видимый след от примятой травы. По нему противник может определить, где находится атакующий, и уничтожить его. Поэтому при переползаниях следует двигаться зигзагами и/или переползать на боку.

Если при перебежках рекомендуется бежать по прямой, используя фактор внезапности перебежки и ее краткосрочности, то при переползании - непредсказуемость траектории перемещения.

Перебежки зигзагами можно использовать при попадании под одиночный снайперский огонь, когда зигзаги заставляют вражеского снайпера ошибиться с выбором точки прицеливания для его одиночного выстрела. Обычный пулеметчик и автоматчик, чтобы поразить движущуюся мишень, выпускает по бегущему очередь с неизбежным разбросом пуль, и зигзаги становятся менее полезными, чем краткость пребывания под огнем противника, обеспечиваемая прямолинейной перебежкой.

Переползающему не следует поднимать голову вверх для того, чтобы осмотреться, – это выдаст его местоположение. Ориентироваться следует либо во время перебежки, либо по ориентирам, либо по азимуту.

Если приходится переносить тяжести (боеприпасы, инструмент), то целесообразнее заключить их в скользящий по грунту контейнер и привязать к себе крепкой веревкой. При перебежке следует передвигаться без тяжести, а затем, заняв позицию, подтягивать к себе веревкой контейнер.

При перемещении пулеметчика вместе с подносчиком боеприпасов бывает целесообразно, чтобы сначала перемещался подносчик боеприпасов, который оборудовал бы позицию для пулеметчика, а лишь затем сам пулеметчик. Так перерывы в ведении огня пулеметчиком сокращаются.

Не следует передвигаться с пустым магазином. Чтобы быть готовым к открытию огня по неожиданно появившемуся противнику, перезарядку нужно выполнять до перебежки. Если перезарядка необходима во время огневого контакта с врагом, после каждой перезарядки нужно проверить работоспособность оружия, сделав два выстрела в сторону противника. Велика вероятность, что в суматохе боя, можно забыть выполнить одно из действий по перезарядке оружия, и в ответственный момент выстрела не произойдет.

Не следует дожидаться пока магазин будет полностью опустошен, перезаряжаться нужно при первой же возможности. Перезарядка опустошенного магазина вызывает потерю времени: приходится отводить затворную раму назад, чтобы зарядить оружие. К тому же при такой перезарядке некоторое время автомат, остающийся без патрона превращается в палку. Если же магазин расстрелян не полностью, то в автомате на время перезарядки остается один патрон, который дает дополнительный шанс на уничтожение внезапно появившегося противника.

Чтобы избежать смешения пустых, полупустых и заряженных магазинов следует, по разному их вставлять в разгрузку. Заряженные нужно помещать подавателями (патронами) вниз, пустые или полупустые подавателями - вверх. В моменты снижения напряжения боя полупустые магазины следует дозарядить и, соответственно, перевернуть. В напряженные моменты боя пустые магазины можно закидывать за шиворот, закладывать в сапог или откидывать от себя.

Для убыстрения перезарядки можно скреплять магазины попарно, но не «валетом», а горловинами вверх. При соединении «валетом» горловина нижнего рожка может забиться грязью или смяться - о твердую поверхность. Правда, при соединении магазинов попарно смещается центр тяжести, но зато при стрельбе вес второго полного магазина уменьшает задергивание ствола вверх. Прицеливание при двойном магазине отличается от прицеливания при одном магазине, поэтому сцепление попарно следует использовать для боя на близкой дистанции.

Магазины нельзя постоянно держать заряженными – пружина перестает надежно работать. Периодически их нужно разряжать и растягивать пружину. Для уменьшения проблем с пружиной рекомендуется не докладывать по одному патрону в магазин.

Скорость приближения к противнику да и всей атаки должна быть такова, чтобы противник не успел подвести к атакованным частям свои подкрепления или реорганизовываться для ведения обороны.

Следует остановиться на одном из тактических приемов сближения с противником: создание так называемых непростреливаемых коридоров во время артиллерийской подготовки. Коридор имеет ширину 300-400 метров и как бы ведет от позиций атакующих до окопов противника. По центру этого коридора на достаточном удалении от рвущихся с обеих сторон снарядов, атакующие войска могут подобраться, а то и захватить вражеские позиции.

На этом освещение вопросов сближения с противником при фронтальной атаке завершим. Перейдем к третьему моменту, на который нужно обратить внимание при фронтальной атаке.

3. Итак, атакующая пехота сблизилось с противником на 200-300 метров (если есть поддержка орудий на прямой наводке, то это расстояние равно 70-100 метров.). Что дальше? Пехоте «осталось» преодолеть самый опасный участок местности. Имеется два принципиально разных подхода для преодоления «последних метров».

Первый способ, закрепленный в советских уставах: одним броском бегом до позиции противника. Этот способ, несмотря на некоторую грубость и примитивизм, имеет свое обоснование. Часть его изложена в предыдущем разделе.

Другой важный аспект - психологическое состояние обороняющегося. На первый взгляд, обороняющийся в окопе имеет все преимущества перед атакующим. Он практически полностью закрыт землей в отличие от расположенного, как на ладони, атакующего, у него пристреляны сектора обстрела, он физически устал намного меньше, чем атакующий. Однако, как показывает практика, потери атакующих на последних метрах перед окопом противника ниже, чем на этапе сближения.

По мере приближения атакующих обороняющийся теряет свое преимущество перед ними. Психологическое напряжение предельно, поэтому обороняющийся сколько-нибудь эффективно стрелять практически не может. Ему кажется, что он все время промахивается, а его враг, несмотря на потери, неуклонно приближается. Взгляд обороняющегося видит кажущуюся ему бесчисленной массу вражеских солдат, а из своих солдат он видит всего нескольких человек. Поэтому обороняющие окоп солдаты нередко обращаются в бегство. Для преодоления этого эффекта обороняющиеся контратакуют. Но вылезти из окопа в открытое поле психологически очень тяжело.

У атакующего перед обороняющимся имеется и ряд других преимуществ. Атакующему стрелять сверху (с высоты своего роста) в окоп удобнее, чем обороняющемуся из окопа вверх. Гранатой сверху поразить неподвижного стрелка проще, чему попасть ею по бегущему солдату. У находящегося сверху намного больше свободы маневра, чем у находящегося в окопе.

Таким образом, метод единого броска до позиции противника имеет свое тактическое обоснование.

Против использования этого метода можно сказать, что его эффективность сильно зависит от морального состояния обороняющихся. Побегут от нападающих далеко не все солдаты, и их число может оказаться достаточным, чтобы остановить штурм обороняемой позиции.

Кроме того, обороняющиеся могут ввести в действие пулеметы кинжального огня, то есть установленные для ведения огня вдоль фронта обороняемой позиции и молчащие в течении всего времени боя. Удар с неожиданного направления, с казалось бы подавленной позиции может остановить атаку.

И еще несколько замечаний по первому подходу преодоления «последних метров» перед окопом противника.

По возможности атакующая сторона должна уменьшать расстояние, которое нужно преодолеть последним броском. Чем меньше по расстоянию последний бросок, тем меньше время пребывания пехоты в беззащитном состоянии под огнем противника. В некоторых условиях, например, зимой при глубоком снеге или в холмистой местности со скользким грунтом, чтобы преодолеть последние 100 метров, нужно, бывает, до получаса.

В условиях позиционной войны уменьшение дистанции для последнего броска достигается максимально возможным приближением передней линии своих окопов к окопам противника.

Другой способ - сближение ночью или в дождь на дальность броска гранаты (при отсутствии приборов ночного видения у противника). Такое сближение осуществляется максимально бесшумно – все, что может издавать звук, должно обматываться или прокладываться тканью (в автоматах часто звенят принадлежности для чистки), что проверяется попрыгиванием на месте. А для избегания непроизвольных выстрелов, что очень непросто, - кто-то обязательно ошибется, рекомендуется вообще не заряжать оружие, а при неожиданной встрече с противником действовать гранатами. Для того, чтобы не сбиться с нужного направления, следует использовать компас (двигаться по азимуту) либо сделать выстрел из противотанковой ракеты, управляемой по проводам, и использовать этот провод в качестве направляющей.

Как вариант: сближение с окопами противника можно произвести ночью, а сам бросок - уже днем, когда внимание и бдительность у обороняющихся ослабнет (разумеется если местность позволяет замаскироваться в траве близко от противника). Команды при ночном сближении можно подавать при помощи шнура.

В отдельных случаях для тихого сближения с противником можно сделать подкопы или прикрываемые сверху траншеи, которые ведут непосредственно к или даже в окопы противника.

В случае тихого сближения целесообразно выделять атакующую группу и группу огневой поддержки, причем пространственно они не должны находиться рядом. При близком их расположении друг к другу открытый противником огонь по обнаруженной группе пригвоздит к земле не только атакующую группу, но и группу поддержки, что не позволит ей эффективное прикрыть выход из боя или поддержать атаку другой группы.

Сигнал к броску должен быть таким, чтобы все подразделение выполнило его по возможности одномоментно. Таким сигналом может быть перенос огня артиллерии с переднего края в глубь обороны противника, начало стрельбы дымовыми снарядами, подрыв фугаса и т.д. Если имеется возможность, то сигнал к броску не должен привлечь внимание противника. Это позволит выиграть несколько драгоценных секунд и преодолеть несколько десятков метров, пока противник опомнится и откроет огонь. Поэтому команда «вперед» голосом и свисток наименее желательны способами при отдаче указания на совершение броска.

Еще о последнем броске до позиций противника. Рекомендуется не атаковать одной прямой линией, а иметь некоторые «выступы» и «углубления» в линии солдат, чтобы гранаты обороняющихся выбивали как можно меньше атакующих. Кроме того, такое неоднолинейное построение для последнего броска несколько ослабляет эффективность флангового огня пулеметов противника.

Метод «последнего броска» до окопа противника - не единственно возможный. Альтернатива ему - создание маленьких брешей в обороне противника.

На один из участков позиции противника шириною 20-40 метров обрушивается максимальное количество огня всех или большей части сил наступающего подразделения. В результате на этом участке выбивается почти весь личный состав обороняющихся. Затем для захвата этого участка направляется небольшая партия солдат - 2-5 человек, которые короткими перебежками, а в основном только ползком достигают окопа противника и захватывают этот небольшой отрезок позиции противника, образуя тем самым базу бреши. Причем в это время все остальное подразделение, даже если это целая рота или батальон прикрывают продвижение этой небольшой группы солдат.

Заметим, что для окончательной очистки этого участка солдатам рекомендуют не закидывать, а закладывать в буквальном смысле слова гранаты в окоп противника. А самим - не запрыгивать, а закатываться в окоп. Подчеркивается тем самым, что солдат не бежит к окопу противника, а «вползает» в него.

В дальнейшем, штурм позиции, ее зачистка, осуществляется с использованием ходов сообщения, как бы изнутри. При этом огонь поддерживающей группы немного опережает движение команды чистильщиков окопов, работая как миниатюрный огневой вал. Для поддержки штурмующих дополнительные солдаты «вводятся» на позиции противника через захваченную базу бреши. После того, как очищен достаточный участок траншеи и подавление больше не требуется, остальные солдаты подразделения «присоединяются» к группе чистильщиков окопов.

Примерное описание действий по методу «малых брешей»: два солдата под прикрытием огня своего подразделения подползают к окопу по миниатюрному коридору, свободному от огня; они располагаются вдоль окопа ногами (ступнями) друг к другу; закладывает каждый по гранате в окоп; сразу после второго взрыва эти солдаты закатываются в окоп и встают спина к спине; огнем из автоматов вычищают окоп до ближайшего колена и направляются бегом к ближайшему для каждого из них изгибу окопа, в это время следующая за ними четверка солдат заползает в окоп и бежит к каждому из двух первых солдат; они образуют группу чистильщиков, в ее составе выделяется один или два метателя гранат (один - для бросков на ближние, другой - на дальние дистанции), стрелок и подносчик боеприпасов; при подходе к изгибу окопа за него забрасывается граната, и после ее разрыва стрелок заворачивает за угол и автоматическим огнем вычищает следующее колено траншеи; при необходимости группы, следующие за передовой, атакуют поверху, либо образуют дополнительные группы чистильщиков при разветвлении траншей. Если огонь противника не очень силен, следует выделять солдат, которые будут продвигаться вдоль окопа, оказывая поддержку сверху. Но при усилении огня противника, они должны будут спуститься в окоп.

Как видим, устройство «малой бреши» требует тщательной слаженности действий штурмующих. Кроме того, обороняющийся будет стараться выбить атакующих из занятого ими участка окопа, поэтому крайне важно закрепить брешь за собой, действуя с предельной быстротой.

При всех трудностях, хорошее исполнение атаки через маленькую брешь снижает потери атакующих.

Итак, существуют два принципиальных порядка преодоления последних метров перед окопом противника. Либо единым броском по всему фронту атакующего подразделения, либо проникновением на позицию противника через узкую брешь.

4. Что делать после захвата позиции противника?

Это зависит от общей тактической ситуации. Если атака была частью более масштабных действий, то - основное правило - на захваченной позиции нельзя задерживаться, а нужно продолжать движение в глубь обороны противника, чтобы под прикрытием отступающих со своей позиции солдат противника ворваться на следующую оборонительную позицию противника. Отсюда и требование советских уставов не останавливаться, а перебегать окоп и наступать дальше. Но нужно помнить, что это требование рассчитано на наличие последующего эшелона своих, который будет дочищать проломленную позицию врага.

Если такого эшелона нет, то из числа атакующих должна быть выделена группа, которая займется уничтожением уцелевших солдат противника и закрепится на флангах прорыва, чтобы предотвратить захлопывание прохода за ушедшими вперед.

Если же для этого сил недостаточно, то нужно тут же переходить к обороне на занятой позиции, восстановить управление, распределить боеприпасы, назначить сектора обстрела, выслать передовое охранение и т.д.

Лучшее время для контратаки противника – это момент остановки атаки. В этот момент атакующие наиболее дезорганизованы, измотаны, их боекомплект почти исчерпал, они просто физически устали. После захвата позиций нужно быть готовым к обстрелу их противником и к его быстрой контратаке. Противник может заранее хорошо подготовить огонь по собственным позициям на случай их захвата.

Если группам, назначенным в передовое охранение после остановки атаки, нет возможности продвинуться дальше, чем продвинулась основная группа, то, бывает, лучше основной группе отойти немного назад, чтобы создать некоторое буферное пространство между основной группой и передовым охранением.

Таковы основные способы и приемы фронтальной атаки. Заметим, что в условиях малых войн такие атаки - скорее исключением, чем правило, однако на примере фронтальной атаки, свойственной большой войне, можно хорошо увидеть действие всех основных принципов и элементов тактики пехоты.


7696423968927500.html
7696487611889421.html
    PR.RU™