Одиннадцать часов утра, аэропорт «О'Хэйр», Чикаго.

Предыдущая13141516171819202122232425262728Следующая

Спиро ждал их в личном ангаре. Хозяин «Майкрочипса» был одет в неизменный белый костюм, поверх которого было накинуто пальто с меховым воротником. Галогенные лампы освещали посадочную полосу, потоки воздуха от работающего винта вертолёта яростно трепали полы пальто. Все как в кино.

«Не хватает только музыки», – подумал Артемис, спускаясь по трапу.

В соответствии с инструкциями Мульч мгновенно вошел в роль гангстера.

– Шевели конечностями, пацан, – очень убедительно прорычал он. – Не заставляй мистера Спиро ждать.

Артемис уже собирался огрызнуться, но вовремя вспомнил, что по сценарию должен играть роль «испуганного мальчика». Это будет непросто. Покорность всегда давалась Артемису Фаулу нелегко.

– Я сказал, шевелись! – повторил гном и сопроводил свои слова сильным толчком.

Артемис споткнулся и преодолел последние ступеньки чуть ли не по воздуху. Соскочив с трапа, он едва не столкнулся с ухмыляющимся Арно Олваном. Ухмылочка была та ещё. Выбитые зубы заменили изготовленным на заказ фарфоровым протезом, а кончики зубов по желанию клиента были специально заострены. Телохранитель теперь походил на гибрид акулы и человека.

Олван заметил слегка ошеломленный взгляд Артемиса.

– Нравится, да? И это не единственный комплект. У второго зубы все плоские – знаешь, как удобно дробить кости!

Издевательская улыбка едва не расплылась по лицу Артемиса, но он вовремя вспомнил отведенную ему роль и невероятным усилием воли заставил свои губы дрожать.

Он не раз видел, как начинают вести себя люди в присутствии Дворецки, и постарался сейчас выглядеть точно так же.

Однако на Спиро его игра не произвела должного впечатления.

– Неплохо притворяешься, сынок. Извини, но я не верю, что великий Артемис Фаул способен так легко потерять самообладание. Арно, проверь самолет.

Олван коротко кивнул и нырнул в люк. Джульетта, переодевшаяся в форму стюардессы, поправляла чехлы на креслах. Несмотря на отличную физическую подготовку, она с трудом перемещалась на высоких каблуках.

– А где же пилот? – Олван растерянно закрутил головой, полностью оправдывая свою фамилию, только с буквой «б» в самом начале.

– Самолетом управлял сам мистер Фаул, – ответила Джульетта. – Он летает с одиннадцати лет.

– Правда? А это законно? Джульетта изо всех сил старалась выглядеть наивной дурочкой.

– Не знаю, законно ли это, мистер. Я просто разношу напитки.

«Обаятельнейший» мистер Арно Олван что-то буркнул под нос и принялся осматривать салон. Наконец он решил поверить стюардессе. И поступил правильно, потому что в противном случае развитие событий могло быть несколько иным. Во-первых, Джульетта не выдержала бы и поколотила его нефритовым кольцом. А во-вторых, невидимая Элфи, лежавшая на багажной полке, уже собиралась было парализовать Олвана из «Нейтрино-2000». Конечно, Элфи могла бы навести на телохранителя гипнотические чары, но уж очень ей хотелось поквитаться с этим Олваном за Дворецки.



– Тут только дура стюардесса, – проорал Олван, высовываясь из люка.

Спиро воспринял эту информацию весьма равнодушно.

– А вот я так не думаю, – улыбнулся он. – Его друзья наверняка где-то рядом. Можешь мне не верить, Подкопайли, но вряд ли Артемис Фаул испугался бы такого тупицу, как ты. Он здесь только потому, что сам захотел здесь очутиться.

Слова Спиро вовсе не удивили Артемиса. То, что американец подозревал его во всём, было совершенно естественно.

– Все куда проще, мистер Спиро, – ответил он. – Я здесь потому, что этот человек пообещал перемолоть мою голову своими челюстями, если я не полечу с ним. Иначе бы что я тут делал? Вам моё Всевидящее Око не включить, а я всегда могу собрать себе ещё одно.

– Да-да, конечно, так я тебе и поверил, – презрительно фыркнул Спиро. – Не знаю, какие у тебя были причины, но позволь мне сказать вот что. Ты откусил больше, чем мог прожевать, решив прилететь сюда. В Шпиле Спиро лучшая в мире система безопасности. У нас есть такие приборы, которых нет даже у военных. Как только за тобой закроются двери, тебе уже никто не сможет помочь. Никто не придёт тебе на помощь. Понимаешь? Никто.

Артемис кивнул. Он все понимал. Но это вовсе не означало, что он соглашался с услышанным. У Йона Спиро могли быть приборы, которых не было даже у военных, но у Артемиса Фаула были приборы, которые вообще никогда не видел ни один человек.

Вертолёт корпорации быстро доставил их к центру города прямо к Шпилю Спиро и приземлился на площадке, расположенной на крыше небоскреба. Артемис был знаком с основными принципами управления вертолётом и понимал, насколько сложно было летать в Чикаго, иначе называемом Городом Ветров.

– Ветер очень коварен на такой высоте, – заметил он небрежно.

Элфи услышит его и запишет информацию в чип своего шлема.

– И это вы мне говорите? – поинтересовался пилот, перекрикивая шум винтов. – На самом верху скорость ветра достигает шестидесяти миль в час, а в плохую погоду площадка раскачивается с амплитудой до десяти метров.

Спиро громко застонал и кивнул Олвану. Арно хлопнул пилота по шлему.

– Заткнись, идиот! – выкрикнул Спиро. – Может, ты ему и планы нашего здания передашь? – Он повернулся к Артемису: – Кстати, Арти, полезная для тебя информация: таких чертежей не существует. Если кто-нибудь надумает сунуться в мэрию, он, к своему огромному изумлению, обнаружит, что все чертежи таинственным образом исчезли оттуда. Единственный комплект хранится у меня, а в Интернет планы моего Шпиля никогда не выкладывались.

Артемису и так было это известно, он сам пытался найти чертежи Шпиля в сети, хотя и не надеялся на положительный результат поисков: вряд ли Спиро мог проявить такую беспечность.

Они вылезли из «сикорски». Артемис внимательно осматривался по сторонам, фиксируя все и вся. В будущем это могло пригодиться. Дворецки часто повторял, что даже самая незначительная на первый взгляд деталь, например количество ступеней в лестнице, может сыграть решающую роль при планировании операции.

С вертолётной площадки они спустились на лифте к двери с кодовым замком. Спиро шагнул к пульту, и глаз Артемиса вдруг пронзила острая боль: миниатюрная видеокамера дала четырехкратное увеличение. Несмотря на расстояние и темноту, Артемис без труда разглядел последовательность цифр.

– Надеюсь, вы записали эту информацию?.. – пробормотал он себе под нос.

Микрофон на горле отозвался едва ощутимой вибрацией.

Арно Олван присел на корточки, и его жуткие клыки оказались в каком-то сантиметре от носа Артемиса.

– Ты с кем-то разговариваешь, а, пацан?

– Я? Но с кем, скажи на милость, я могу разговаривать? Если ты вдруг не заметил, мы находимся на высоте восьмидесяти с лишним этажей.

Олван схватил юношу за лацканы и вздернул над лестничной площадкой.

– А вдруг у тебя где-то спрятан микрофон? Откуда мне знать, быть может, сейчас нас кто-то слушает?

– Ну, откуда у меня мог взяться микрофон? Ваш низкорослый убийца не спускал с меня глаз на протяжении всего полета. Он даже в туалет ходил вместе со мной.

Спиро громко откашлялся.

– Эй, мистер Бдительность, если этот парень упадет с крыши, можешь прыгать следом за ним, потому что он для меня ценнее целой армии телохранителей.

Олван отпустил Артемиса.

– Это пройдет, Фаул. Он не всегда будет ценить тебя так высоко, – угрожающе прошептал он. – А когда твои акции упадут, я буду рядом.

На лифте с зеркальными стенами они спустились на восемьдесят пятый этаж, где их ждал мистер Пирсон с двумя чрезвычайно мускулистыми помощниками. Ученостью от этих двух громил даже не пахло. На самом деле они скорее напоминали ротвейлеров, которые научились ходить на задних лапах. Хотя, наверное, полезно иметь под рукой людей, которые, не задавая лишних вопросов, могут сломать что угодно и кого угодно.

Спиро подозвал одного из громил.

– Рекс, тебе известно, сколько берет Антонелли за потерю одного из своих работников?

Грудь надолго задумался, безмолвна шевеля губами.

– А, да, понял! – наконец сообразил он. – Двадцать штук за «железного человека» и пятнадцать – за «обезьяну».

– За мёртвых?

– Мертвых или покаче… почкале… ну, если, типа, ты уже ходить не можешь.

– О'кей, – кивнул Спиро. – А теперь я хочу, чтобы ты и Чипс поехали к Карле Фразетти и сказали, что за её команду я должен ей тридцать пять штук. Завтра же утром переведу деньги в её банк на Каймановых островах.

Мульч, совершенно понятно, сразу заинтересовался разговором, почуяв недоброе.

– Простите, босс? Тридцать пять штук? Но я ведь ещё жив. Вы должны только двадцать штук за Мокасина. Или ещё пятнадцать – это моя премия?

Спиро вздохнул. В глазах его мелькнула почти искренняя грусть.

– Так бывает, Муч, – сказал он, похлопывая Мульча по плечу. – Сделка слишком крупная. Просто гигантская. Ты когда-нибудь Эверест видел, хотя бы по телевизору? Речь идёт о настоящей горе денег. Я не могу рисковать. Может, ты что-то знаешь, а может быть, и нет. Но я не могу допустить, чтобы ты проболтался «Телефониксу» или другим моим конкурентам. Уверен, ты понимаешь меня.

Мульч растянул губы, обнажив похожие на могильные памятники зубы.

– Я прекрасно тебя понимаю, Спиро. Ты – змея, жалящая в спину. Знаешь, а ведь парень предлагал мне два миллиона, если я его отпущу.

– Нужно было соглашаться, – сказал Арно Олван, бросая Мульча в гигантские объятия Рекса.

Гном продолжал говорить, даже когда его волокли по коридору.

– Лучше закопай меня поглубже, Спиро! – кричал гном, пока его утаскивали прочь. – Закопай меня очень глубоко!

Глаза Спиро превратились в две узкие влажные щелочки.

– Вы слышали, ребята? Желание покойного – закон. Прежде чем ехать к Фразетти, закопайте его поглубже.

Доктор Пирсон подвел их к дверям хранилища. Для того чтобы попасть в главную зону, нужно было пройти через небольшой холл.

– Прошу вас встать на площадку сканера, – сказал Пирсон. – Нам не нужны вирусы. Особенно электронные.

Артемис встал на площадку. Под его ногами она промялась как губка и залила туфли какой-то пенящейся жидкостью.

– Противоинфекционная пена, – пояснил Пирсон. – Убивает все бактерии и вирусы. В данный момент мы проводим связанные с биотехнологиями опыты и не хотели бы рисковать. Кстати, эта пена также выведет из строя любые устройства наблюдения, которые могут находиться в вашей обуви.

Расположенный над головой подвижный сканер залил тело Артемиса лиловым светом.

– Одно из моих изобретений, – продолжал Пирсон. – Комбинированный сканер. Использует тепловые, рентгеновские и реагирующие на металл лучи. Ваше тело буквально разлагается на составные элементы и отображается на экране.

Артемис увидел на плазменном экране своё трехмерное изображение. Затаив дыхание, он помолился о том, чтобы оборудование Жеребкинса было действительно настолько умным, как утверждал кентавр.

Вдруг на уровне груди Артемиса запульсировала какая-то алая точка.

– Ага! – воскликнул доктор Пирсон, отрывая одну из пуговиц от рубашки Артемиса. – Что у нас тут?

Открыв пуговицу, он обнаружил крохотную электронную схему, микрофон и маленький источник питания.

– Очень талантливо. Микрожучок. Мистер Спиро, наш молодой друг пытался шпионить за нами.

Йон Спиро даже не рассердился. Скорее наоборот, он обрадовался возможности позлорадствовать.

– Вот видишь, мальчик. Может, ты и гений, но шпионаж – это моя специальность. От моих приборов ничего не спрячешь. И чем скорее ты это признаешь, тем скорее мы покончим с этим делом.

Артемис сошел с площадки. Хитрость удалась, настоящий жучок так и не нашли.

Пирсон был умен, но Жеребкинс – умнее.

Повертев головой, Артемис постарался оглядеть все уголки холла, предваряющего хранилище. А здесь было на что посмотреть. Каждый квадратный сантиметр поверхности был занят каким-нибудь прибором, осуществляющим непрерывную слежку и обеспечивающим безопасность. Сюда не смогла бы пролезть даже самая мелкая букашка, не говоря уже о людях, эльфах или гномах.

Само хранилище также поражало воображение. Бесспорно, практически все секретные хранилища крупных корпораций выглядят впечатляюще, там всегда много хрома и загадочно выглядящих пультов, однако основное назначение у всего этого великолепия было одно: поразить неокрепший ум потенциального акционера. Тогда как в хранилище Спиро не было ни одного лишнего тумблера. На двухстворчатых титановых дверях Артемис заметил компьютерный замок новейшей конструкции. Спиро ввел сложную комбинацию, и двери метровой толщины открылись – только чтобы явить взору ещё одно препятствие: вторые двери.

– Попробуй представить себе на минуту, что ты – вор, – обратился Спиро к Артемису на манер актера, знакомящего зрителя с новой пьесой, – Каким-то образом тебе удалось проникнуть в здание, обмануть мои электронные глаза и взломать суперсовременные замки. Ты даже перехитрил реагирующий на давление сканер, пробрался сквозь паутину лазерных лучей до этой самой двери и разгадал её код, что, кстати, невозможно. Да, кроме того, по пути сюда ты не забыл отключить огромное множество камер. В общем, так или иначе тебе всё это удалось. И вот ты очутился здесь – но что ты будешь делать дальше? Ведь ты – вор, а не Йон Спиро.

С этими словами американец встал в центр красного круга перед огромными дверьми, приложил руку к гелевому сканеру, снимающему отпечатки пальцев, широко открыл левый глаз и громким, отчетливым голосом произнес:

– Я – Йон Спиро. Я – босс. Открывай быстрее.

Затем практически одновременно произошли четыре вещи. Сканер радужной оболочки считал изображение с глаза Спиро и послал его в компьютер. Гель снял отпечаток с его большого пальца, а звуковой сканер тщательно исследовал акцент, тембр и интонацию голоса Спиро. Когда компьютер подтвердил всю полученную информацию, аварийные датчики были отключены и вторые двери разошлись в стороны, открывая вход в огромное хранилище.

В самом центре, на специально изготовленной стальной колонне, покоилось Всевидящее Око. Кубик был помещен в плексигласовый кожух и находился под прицелом не менее шести видеокамер. А кроме того, перед самой колонной плечом к плечу стояли два здоровенных охранника.

– В отличие от тебя, мой мальчик, – не мог удержаться от насмешки Спиро, – я умею хранить свои секреты. Второго такого хранилища в мире просто не существует.

– Живая охрана в герметичном хранилище. Интересно.

– Эти парни прошли спецподготовку. Кроме того, каждый час люди меняются, и все они снабжены кислородными баллонами. А ты думал, я подвел сюда вентиляционные шахты, по которым легко можно было бы проникнуть в хранилище? Артемис помрачнел.

– Хватит хвастаться, Спиро. Я здесь, вы победили. Может, займемся делом?

Спиро набрал на клавиатуре колонны последнюю комбинацию, и панели плексигласового кожуха раздвинулись. Он осторожно снял Око с мягкой подставки.

– Послушайте, Спиро, а вам не кажется, что вы несколько перестарались? – спросил вдруг Артемис. – По-моему, всё это немножко попахивает показухой.

– Кто знает… Вокруг столько нечестных на руку людей, того и гляди лишишься своих сокровищ.

Однако Артемис предугадал эту реплику и заранее подготовил саркастический ответ. Впрочем, как говорится, в каждой шутке есть доля правды.

– Правда, Спиро, неужели вы подумали, что я попытаюсь проникнуть сюда? Может, вы решили, что у меня есть какие-нибудь волшебные друзья, которые своей магией помогут мне выкрасть Всевидящее Око?

– Приводи хоть всех своих волшебных друзей сразу, мой мальчик, – довольно расхохотался Спиро. – Тут тебе никакое волшебство не поможет.

Вообще-то Джульетта по своему рождению была американкой, тогда как её брат родился на другом конце света, и она была рада вернуться в родную страну. Нестройный гул машинных гудков и разноязыкий гомон, доносящийся со всех сторон, вызывали в памяти приятные воспоминания. Ей нравились небоскребы и вентиляционные трубы, из которых клубами поднимался пар, она любила обмениваться безобидными шутками с уличными торговцами. Если ей когда-нибудь представится возможность создать семью, обзавестись собственным домом, она выберет Соединенные Штаты, западное побережье, где побольше солнца.

Джульетта и Элфи кружили вокруг Шпиля Спиро на мини-фургоне с затемненными стеклами. Элфи сидела сзади и внимательно следила за происходящим в здании через установленную в зрачке Артемиса видеокамеру.

Вдруг она триумфально вскинула руку. Джульетта как раз остановилась на светофоре.

– Ну, как наши дела? – поинтересовалась девушка.

– Неплохо, – ответила эльфийка, поднимая забрало шлема. – Мульча собираются закопать в землю.

– Круто. Как и предсказал Артемис.

– А Спиро только что пригласил всех волшебных друзей Артемиса в свой дом.

Это событие имело решающее значение. Книга волшебного народца запрещала подземным жителям входить в дома людей без приглашения. Теперь Элфи могла проникнуть в здание и посеять там панику, не нарушая никаких волшебных законов.

– Великолепно, – одобрила Джульетта. – Значит, можно начинать. Жду не дождусь, когда встречусь с тем парнем, что стрелял в моего брата. Уж я ему продемонстрирую пару-другую приемчиков.

– Эй-эй, не так быстро. Это здание оборудовано самой сложной системой безопасности, что я встречала у вас, вершков. Спиро придумал несколько очень интересных штучек, с которыми мне ещё не доводилось сталкиваться.

Джульетте наконец удалось найти свободное место как раз напротив вращающихся входных дверей Шпиля.

– Но у нас есть одна очень умная лошадка.

– Есть-то она есть, вот только Жеребкинс, по идее, не должен нам помогать.

Джульетта навела на двери окуляры бинокля.

– Тут все зависит от того, как попросить, – усмехнулась она. – Все умники просто обожают демонстрировать своё превосходство. Вряд ли Жеребкинс исключение из правил.

Из Шпиля появились три фигуры. Двое крупных мужчин в чёрном волокли очень маленького и явно встревоженного человечка. Мульч быстро перебирал ногами в воздухе, как будто крутил педали невидимого велосипеда. Впрочем, шансов на побег у него не было. Рекс и Чипс, державшие гнома, напоминали сейчас двух вцепившихся в кость барсуков.

– А вот и Мульч. Неплохо было бы на всякий случай подстраховать его.

Элфи надела механические крылья и мягким прикосновением к кнопке расправила их.

– Я прослежу за нашими друзьями с воздуха, а ты наблюдай за Артемисом.

Джульетта подключила видеопровод, воткнутый в один из запасных полицейских шлемов, к своему «ноутбуку». На экране мигом возникла картинка с камеры, вставленной в глаз Артемиса.

– Ты действительно думаешь, что Мульчу нужна помощь? – уточнила она.

Вокруг Элфи с тихим жужжанием возник защитный экран.

– Помощь? Ему? Я больше беспокоюсь за этих двух громил.

Тем временем расхаживающий по своему хранилищу Спиро решил, что с ролью радушного хозяина пора завязывать.

– Арти, малыш, позволь мне рассказать тебе одну короткую историю, – сказал он, любовно поглаживая Всевидящее Око. – Жил-был в Ирландии один маленький мальчик, который однажды возомнил себя самым крутым на свете, и решил он как-то раз обмануть одного очень серьёзного бизнесмена…

«Я тебе не Арти, – подумал Артемис. – Только мой отец может называть меня так. Ну, и ещё мама».

– Но этому бизнесмену очень не нравилось, когда его обманывают, и поэтому он ответил обманом на обман, показав нашему мальчику, что мир совсем не такой, каким кажется. Ну а теперь нашему герою предстоит сделать выбор. Сказать бизнесмену всё, что тот хочет знать, или подвергнуть смертельной угрозе себя и всю свою семью. Вот ты, Арти, на месте этого мальчика что бы выбрал?

Играя с Артемисом Фаулом, Спиро совершал большую ошибку. Однако ему, как человеку взрослому, было очень трудно поверить в то, что этот бледный тринадцатилетний пацан может представлять серьёзную угрозу. Артемис решил усилить ложное впечатление и специально надел самую простую рубашку и брюки, а не привычный костюм от кутюр. Весь полёт он тренировался широко раскрывать глаза от удивления, правда, эти тренировки пропали даром, ведь теперь его глаза были разного цвета и Спиро мог заподозрить неладное.

Олван сильно ткнул Артемиса между лопаток.

– Мистер Спиро задал тебе вопрос, пацан, – сказал он, щёлкнув новенькими зубами.

– По-моему, мой ответ очевиден, – пожал плечами Артемис – Я же у вас в руках, а поэтому сделаю всё, что вы пожелаете.

Спиро положил Око на длинный стальной стол, протянувшийся вдоль одной из стен.

– Я желаю, чтобы ты немедленно отключил свой Код Вечности и заставил Око работать.

Артемис уже в который раз пожалел о том, что человек не может управлять своими потовыми железами. Если бы он сейчас вспотел, его взволнованность выглядела бы более убедительно.

– Немедленно? Видите ли, мистер Спиро, все не так просто…

Спиро схватил Артемиса за плечи и посмотрел ему прямо в глаза.

– А что в этом сложного? Просто введи код и отдай кубик мне.

Артемис поспешно отвел взгляд и уставился в пол.

– Кодового слова не существует. Код Вечности и был создан для того, чтобы его никто не мог расшифровать. Мне придётся заново ввести весь язык целиком, а на это может уйти несколько дней.

– У тебя что, нет с собой никаких записей?

– С собой – нет. Вся информация осталась дома, на диске. Ваша «обезьяна» запретила мне брать что-либо с собой, видимо, боялась ловушек.

– А мы можем получить доступ к твоему жесткому диску из сети?

– Можем, но свои записи я храню на компакт-диске. Есть, правда, другой вариант, который поможет сэкономить время. Если мы слетаем за диском в Ирландию, то уложимся намного быстрее.

Однако Спиро сразу отказался от этого предложения.

– Про свою Ирландию забудь, – отрезал он. – Пока ты здесь, у меня все под контролем. А кто знает, что за ловушку ты приготовил мне у себя в Дублине. Так что будем работать здесь. Сколько бы времени не понадобилось.

– Ладно, – вздохнул Артемис.

– Выспись хорошенько, мой мальчик, потому что завтра ты очистишь для нас эту игрушку, как луковицу. А если откажешься, с тобой случится то же, что и с Мучем Подкопайли.

Артемиса не слишком испугала эта угроза. Он не верил в то, что Мульчу угрожала опасность. На самом деле, если опасность кому и угрожала, так это Рексу и Чипсу, громилам Йона Спиро.


7703485289467275.html
7703516708869207.html
    PR.RU™